Бирма.

Егор

В Таиланде с 2012 года, пишу полезные статьи с ошибками, путешествую, занимаюсь спортом.

По всем вопросам пожалуйста пишите в комментариях.

Так же занимаюсь организацией экскурсий на Пхукете: Th-tours.ru
Оценить запись



Бирма и Таиланд два гнраничащих друг с другом гос-ва. И само-собой не так уж трудно встретить Бирманцев в Таиланде.

Не давно я познакомился с очень образованным Бирманцем, хорошо говорящем на Английском, Испанском и хорошо подкованным в вопросах истории, культуры и политики свеой страны.

Бирма мне очень интересна. Сейчас там назревает неплохой экономический подъем. Эта страна где до сих пор стоисомть сим карты в некоторых регионах достигает 200$, не везде есть интернет —  чаще его нет.

В стране большие залежи газа и драгоценных камней. Основная масса сувениров в Тайских лавочках произвидиться Бирманцами, есть выход к морю и много  много другого интересного.

Немного покапавшись в интеренете я нашел вот эту замечательную обзорную статью  про Бирму. Извиняюсь за перепост, но статья мне понрвилась. Автор молодец.

Источник: http://www.strannik.de/travel/burma.htm

Буддийское СССР (Бирма, 1998)

Автор: Владимир Анатольевич Сазонов

Бирма (Мьянмар) мне всегда казалась черным пятном на карте. С одной стороны — тихая буддийская страна с тонкой культурой, с другой — стрёмное место, которое лучше всего избегать. Даже после того как я провел пару часов в городе Тачилек на границе с Таиландом и совершил две посадки в Рангуне (Янгоне) на пути из Бангкока в Калькутту и обратно, я не ощутил никак Бирмы — она оставалась черной дырой. Разыскивая литературу о Бирме в книжной лавке в Сукумвите, я натыкался на брошюры типа «Почему я НЕ должен посещать Бирму». Открыв одну из таких брошюр, я вычитал, что в Бирме грубо попираются права человека, население сгоняют на принудительные работы, и все туристские объекты, построенные к так называемому «международному году посещения Бирмы» сделаны ценой бессовестной эксплуатации бесплатного труда бесправного населения. Мне стало грустно. Где-то я уже это видел — бойкот Олимпиады-80, потом маразматический «международный» фестиваль с вертолетами, опрыскивающими ВДНХ бромом и КГБ-шниками, охраняющими иностранцев от контакта с россиянами… И как мы тогда бессмысленно надеялись познакомиться и поговорить с какими-нибудь иностранцами, узнать хоть немного о том, что происходит за «железным занавесом». Итак, я твердо решил что я поеду в Бирму, наплевав на призывы к бойкоту. Поговорив с несколькими «бывалыми» путешественниками я понял, что в Бирме мне ничего не угрожает, меня там не убьют и не зарежут, многие при этом говорят по-английски, ибо страна была раньше английской колонией. Я списался через Интернет с туристской фирмой внутри Бирмы. Потом я выяснил, что во всем Рангуне есть, грубо говоря, только один компьютер, имеющий выход на Интернет, и все туристские фирмы платят владельцам этого компьютера. Я был первым, кто вышел на эту фирму через Интернет.

Как туда добираться ?

Наиболее удобный путь — самолеты из Бангкока бирманских или таиландских авиакомпаний. Оформление визы представляет довольно занудливую процедуру, на которую надо отвести по меньшей мере пару недель, однако есть также возможность въехать в Бирму свободно — не покупая туров, но при этом надо обязательно при въезде в страну поменять 300 долларов на сертификаты, чтобы их истратить внутри Бирмы. Такой способ путешествия имеет явные преимущества, и явно, предпочтительнее, чем покупка туров.

Что такое Бирманское СССР?

Бирма (официальное название «Мьянмар») состоит из семи «союзных республик» и семи провинций, и представляет собой модель СССР в миниатюре. Республики называются Мон, Карен, Кайя, Шань, Качин, Чин и Аракан. В отличии от Советского Союза, «дружба народов» осуществляется лишь теоретически — фактически ни одна из республик не признает центрального правительства и многие из них ведут непрерывную гражданскую войну с момента основания Бирмы в 1948 году. Впрочем, сейчас со всеми союзными республиками достигнуты условные соглашения о прекращении огня, кроме непримиримой республики Карен. Хотя правительственные войска контроллируют все основные дороги, столицы всех республик и все крупные города, вооруженные мятежники имеют свои армии, нередко — хорошо оснащенные, и прасительственные войска не в силах справится с многочисленными инсургентами. По оценкам военных экспертов, партизанскую войну в горах может с успехом вести армия, в десять раз меньшая по численности, чем правительственные войска !
Хотя астрологи старались выбрать наиболее удачный момент провозглашения независимости Бирмы, новое государство родилось несчастным сразу при рождении. Аунг Сан, руководитель национально-освободительных сил, вместе со всем готовящимся правительством в период пеедачи англичанами власти, были зверски убиты своими политическими противниками, и передача власти была отложена. Уходя, англичане пообещали независимость государствам Карен, Шань и Кайя, заложив мину бесконечной гражданской войны (подобно неразрешимому арабо-израильскому конфликту после ухода англичан из Палестины). Ситуация еще усугублялась тем, что на севере Бирмы орудовала армия Гоминьдана, изгнанная из Китая Мао Цзе-дуном, и противостоящая ей армия так называемой «Коммунистической Партии Бирмы», оснащаемой в Китае и борющейся против Гоминьдана, преимущественно за опиумные поля. На западе Бирму окружали неспокойные индийские штаты, в которых до сих пор ведется гражданская война, и голодный Бангладеш с постоянными беженцами, а на востоке — лесные районы Таиланда, в которых буйствовали гориллы из «Коммунистической Партии Таиланда».
Внутренние разборки оказались не под силу миролюбивому и чересчур «интеллигентному» правительству У Ну, и даже добыча нефти не достигала и половины довоенного уровня. В этих условиях (как писал советский политический комментатор С.А. Симакин) «единственной организованной силой, способной восстановить порядок и принять меры по защите единства была армия и ее высшее командование во главе с генералом Не Вином, которое в марте 1962 взяло власть в свои руки, сформировало Революционный совет, учредило однопартийную систему, объявив о создании Партии бирманской социалистической программы, и выступило с программой «Бирманский путь к социализму». В короткие сроки был сломан прежний государственный аппарат, проведена широкая национализация иностранной и местной частной собственности, а также всей внешней торговли, государственный сектор был объявлен основой социалистической экономики, а ее движущей силой — союз свободных от эксплуатации крестьян и других трудящихся масс»… (я извиняюсь что прервал цитату, она уж слишком длинная). Короче, в 1974 году Бирму переименовали в Социалистическую Республику Бирманский Союз.
Социаллистическая идиллия (почему-то упорно называемая во всем мире «фашистской диктатурой») сопровождалась голодом, исчезновением товаров из магазинов, карточной системой и всеми прочими прелестями развивающегося социализма. Страна находилась в международной изоляции, Китаю было не до Бирмы из-за своей собственной культурной революции, а Советский Союз не включал Бирму в социалистический лагерь, видимо, из-за несовместимости буддизма с марксизьмом-ленинизьмом. Благодаря усилиям «прогрессивных сил» позиции мятежных союзных республик существенно окрепли, ибо на их территории существовала частная собственность и свободная торговля, и мятежные республики богатели, перепродавая в Таиланд «народное добро», охотно привозимое озверевшими от нищеты бирманцами.
Страна деградировала до крайней степени. В 1987 году, предвосхищая гениальность Рыжкова и Павлова в 1991 (пусть не думают что это они такие умные), государственный секретарь Сейн Львин объявил о деноминации банкнот в 25, 35 и 75 кьят, «выбросив» таким образом из обращения 80% денег. Акция породила серьезные волнения и галопирующую инфляцию. Студенты вышли на улицы Рангуна громить машины и виллы правительственных чиновников, после чего были закрыты все университеты и колледжи ( а основные университеты так и не открыты до сих пор!). Далее студенты не умолкали, проводились массовые аресты, а 18 марта 1988 войска подавили массовую студенческую демонстрацию в центре Рангуна с огромным количеством жертв. Жестокие подавления демонстраций со многими жертвами продолжались все лето. В сентябре власть в стране была передана комитету SLORC (по-русски ГКЧП), который удерживает ее до настоящего времени. К маю 1989 в стране были объявлены выборы, которые со значительным перевесом выиграла оппозиционная Демократическая Лига во главе с До Аунг Сан Су Кьи, дочерью Аунг Сана. SLORC не позволил победившей партии взять власть в стране, сама До Аунг Сан Су Кьи была арестована.
Если бы коммунистическая клика Горбачева во время «перестройки» потрудилась изучить историю Бирмы… Впрочем, думаю, они все-равно бы вляпались, если не так, то по-другому!
Впрочем, в конце 1997 года Бирма была принята в АСЕАН, и ожидается, что под давлением партнеров по АСЕАН в стране произойдут прогрессивные социальные перемены и демократические выборы в 1998. Но пока интеграция в АСЕАН осуществляется больше на уровне дипломатических переговоров и визитов высокопоставленных лиц.

Кармические предпосылки бирманских несчастий

Я не буду пересказывать всю историю Бирмы, подробности всех древних царств с их жестокими королями, а расскажу только о некоторых ключевых эпизодах. Для ориентации приведу упрощенную таблицу бирманских царств.

Aраканские царства
Дханьявади
до 6 века
Ветайл
4-9 века
Мраук У
13-18 века
Царства Пью
Бейтано
до 5 века
Ханлин
3-9 века
Тайекхиттайя
3-10 века
Монские царства
Татон (Дваравати)
до 10 века
Хантавади
10-16 века
Пегу
1740-1757
Бирманские царства
Паган
11-14 века
Сагаинг
1315-1364
Ава
1364-1555
1629-1752
1765-1783
1823-1837
Таунгоо
1486-1573
Швебо
1758-1765
Конбаунг
1783-1823
1837-1857
Мандалай (Яданапон)
1857-1885
Британские колонии
Ситтве (Аракан) и Мавламьине (Мон)
1826-1852
Нижняя Бирма (Рангун)
1852-1886
Полная колонизация
1886-1947

В 1044 году первый бирманский король Анаврата взошел на трон в Пагане. В это время в Бирме господствовал индуизм и местами — буддизм Махаяны. Король Мануха монского государства Татон послал буддийского монаха (учения Теравады) к бирманскому королю. Миссия имела огромный успех. Уверовав, король Анаврата потребовал от короля Манухи священных реликвий и буддийских текстов. Король Мануха, сомневаясь в глубине убеждений своего бирманского коллеги, ответил отказом. Тогда Анаврата организовал неожиданный военный поход, разгромил Татон и унес в Паган все, что только мог — 32 полных собрания Трипитаки, все священные реликвии, а также увел всех монахов и взял в плен самого короля Мануху — всего 30000 пленников. Обретя таким образом новую религию, король Анаврата приступил к монументальному строительству многочисленных золотых пагод, храмов, ступ и монастырей. Паган превратился в мировой центр Теравады, туда стекались тысячи паломников. Король Мануха и многочисленные пленные превратились в потомственных храмовых рабов (которые до сих пор заняты уборкой и поддержанием храмов).
В ужасе перед монголами последний паганский царь стал разрушать храмы чтобы использовать строительные материалы для строительства укреплений. Началась паника и население разбежалось из города. Монголы заняли Паган практически без сопротивления. Во времена хана Хубилая, таким образом, Россия и Бирма находились в одной и той же империи (как советские республики), и истории о разгроме «поганого царства» безусловно доходили до русских ушей.
В 1757 году монский король Тала захватил в плен бирманского короля Маха Дамаяза и его семью. Памятуя о многолетней вражде бирманцев и монцев, король Тала решил казнить шесть пленников, поместив их в вельветовые мешки, чтобы королевская кровь не касалась земли. Весть о казни вызвала ужас по всех стране. Через месяц король государства Швебо Алаунгпая разгромил Пегу, король Тала был убит, а вся Бирма — объединена.
В 1760 году король Алаунгпая штурмовал таиландскую столицу Аютайя. Неожиданно у короля начались видения и галлюцинации, его посещали духи и он слышал невесть отуда неумолкающую музыку. Король пришел в ярость и приказал стереть Аютию с лица земли. В раже он подгонял артиллеристов, бомбардировавших вражеский дворец, пока, потеряв терпение, не решил сам выстрелить из пушки. Пушка разорвалась и король, получив тяжелые ранения, скончался через пару дней. Сын короля Мунг Ра, ставший королем, через 7 лет занял таиландскую столицу Аютайя и учинил жестокий разгром, уничтожив все строения, храмы и пагоды. Бирманцам не удалось удержаться в Таиланде, и через семь месяцев Прая Так, объявивший себя королем в Тонбури, нанес поражение бирманским войскам и вскоре объединил Таиланд.
Англичане, комбинируя дипломатические интриги и военные операции, завладели сначала Монским и Араканским царствами, а потом — Нижней Бирмой. Король Миндон, которому осталось сравнительно небольшое отрезанное от моря королевство со столицей в Мандалае, оказался мудрым правителем и мог успешно противостоять британскому влиянию. Его сын, последний король Мандалая, слабовольный Тибо, фактически подчинялся своей второй жене Супаялат. Взойдя на трон, он приказал казнить 80 ближайших родственников, принцев и принцесс, поместив их в вельветовые мешки и задушив или затоптав слонами.
Для «укрепления» города Мандалай при его основании под воротами и угловыми башнями мандалайского кремля и непосредственно под троном были замурованы 52 человека в качестве жертв духам (натам). В основании угловых башен были помещены также четыре кувшина с маслом, которые раз в 7 лет должны были проверяться астрологами. На третью проверку, в 1880 году, выяснилось, что масло в двух кувшинах высохло. Кроме того появилось немало других недобрых предзнаменований. Астрологи порекомендовали королю Тибо перенести столицу. Король категорически отказался. Тогда было принято решение умилостивить натов принесением большого количества ритуальных жертв — 100 мужчин, 100 женщин, 100 мальчиков, 100 девочек, 100 солдат и 100 иностранцев. Дурацкий указ был объявлен публично (это уже в век железных дорог и телеграфа!), начались аресты, и в Мандалае наступила всеобщя паника. Жители бежали из города, а иностранные государства, и в первую очередь Британия, стали недвусмысленно угрожать, опасаясь за жизнь своих подданных. В ответ на английский ультиматум аресты прекратились, но 100 арестованных удалось тайно замуровать заживо. Недипломатично пытаясь противостоять Британии, король Тибо подписал договор с Францией о строительстве железной дороги из Лаоса в Мандалай и организации совместного военного флота на Иравади. Англичане решили воспротивиться французскому влиянию в Бирме и, воспользовавшись внутренней нестабильностью, легко заняли Мандалай в 1885, восторжено встреченные населением. По дороге им попалась вооруженная чуть ли не луками со стрелами экзотическая армия, которая рассеялась после первых же выстрелов из современных орудий. Король Тибо и королева Супаялат были отправлены в ссылку в глубь Индии, где и прожили о конца жизни.

Милый сердцу родной Союз

Первое впечатление о Бирме — что жизнь застыла где-то в начале шестидесятых годов. Политический кошмар и военный террор, о котором я вычитал в книжках, готовясь к поездке, не бросался особенно в глаза — на улицах никого не били и не расстреливали, официальные лица и чиновники были необыкновенно приветливы, и, вопреки путеводителю, не требовали взяток по любому поводу. Улицы городов сверкали от социалистического благополучия. Столица — Рангун (Янгон), подготовленный к предполагаемому массовому наплыву туристов, был весь вычищен. Чистый воздух, повсюду — деревья, сады и парки, аккуратно подметаемые улицы. Такой контраст после бетонного кошмара в Бангкоке! Да, Рангун был превращен в настоящий «образцовый коммунистический город»! В центре, вокруг пагоды Суле, стояли в образцовом порядке британские дома, сохранившиеся со времен колонизации. По окраинам шла целая сеть бульваров, аллей. За бесконечными заборами стояли «парки культуры и отдыха», «пионерские лагеря», буддийские пагоды, монастыри и медитационные центры. Отряды подметальщиков в униформах постоянно приводили улицы в порядок, и нигде не было свойственных азиатским странам помоек и вонючих ручьев с нечистотами. Нигде не ходили попрошайки, не ползали калеки и уроды. Преступность в Бирме также крайне низкая, нигде не видно драк, разборок и уличных хулиганов.
Ради создания такого благополучия власти применяли жесткие, но эффективные меры. Население самого центра Рангуна было принудительно выселено в пригородные «города-спутники». Отряды подметальщиков и строителей набирались принудительно (точно так же как в СССР перед омерзительной олимпиадой в 1980 году, когда мне самому довелось много месяцев проработать на принудительных стройках, а во время олимпиады , дежуря в дружине, подбирать пьяных на Савеловском вокзале). Правительство запретило продажу и жевание бетеля, ибо плюющие красной слюной на улицу портят внешний вид города. Районы с трущобами были также окружены заборами, чтобы проезжащим по улице не бросались в глаза деревянные развалюхи. Местами Рангун напоминал огромный дачный поселок с длинными заборами, зеленой травой и сточными канавами вдоль улиц.
Местами улицы украшены лозунгами на красных транспорантах. Заботясь об иностранцах, власти иногда переводят эти лозунги еще и на английский язык.
«Крепи нерушимое единство Бирманского Союза!» «Изничтожим врагов Бирманского Союза и воздадим им по заслугам!» «Без дисциплины невозможно прогресс», «Дадим отпор деструктивным элементам и агентам империализма!»…
На улицах повсюду рекламы одного и того же сорта пива и одних и тех же сигарет, местами — «Myanmar Tractor» и всякой сельхозтехники.
По телевизору — бесконечные военные марши и патриотические песни, и трогательные танцы девушек с флажками союзных республик, собирающихся в пирамиду с большим бирманским флагом.
Я застал также день визита прьемьер-министра Малайзии в Рангун. Улица от аэропорта до центра города была украшена флагами и лозунгами, сотни тысяч жителей были согнаны махать флажками, и все телевизионные каналы были заполненны восторгами по поводу визита высокого гостя.
Транспорт в Рангуне был малооживленный. По всюду ездили малолитражные автомобили моделей 60-х годов, к которым были приделаны кузовы с сиденьями. Кузов заполнялся всегда вдвое, и на подножках обязательно висело несколько человек. Отъехав от Рангуна вглубт страны, я обнаружил, что автомобили в Бирме остаются редкостью, и многие продолжают ездить на лошадях, а то и на быках. Те же немногие автомобили, которые все-таки ездиют, заполлняются всегда под-завязку. Заправка бензина осуществляется в глубине страны не на оборудованных бензоколонках — как-то раз, когда нам необходимо было заправиться, мы остановились прямо у придорожного буфета, откуда вскорости выбежал мальчик с большим кувшином, и налил бензин в бак!
Телефонная связь в Бирме тоже оказалась немыслимой роскошью. Из Рангуна телефонные каналы с заграницей открывались лишь в определенные часы безо всякой логики. Расценки на звонки из отеля были немыслимо высокими, а единственный общественный международный телефон на центральном переговорном пункте был переполнен народом, и в течени пяти часов, которые я там провел, линии в Европу так и не были открыты. Из других городов уже телефонная связь с Рангуном включается лишь на несколько часов в день, а о международных звонках трудно даже мечтать!
Интернет реализуется по-видимому только одной фирмой в Рангуне, которая принимает заказы на посылку и прием сообьщений электронной почтой со многих туристских агенств.
Денежная система была не особенно удивительной. Фактически в стране имели хождение бирманские кьяты и американские доллары, но формально доллары подлежали обмену на сертификаты (FEC), и обладание долларами каралось законом. Дорожные чеки и кредитные карты принимал на всю Бирму чуть ли не олин единственный банк. Несмотря на запрет живых долларов, они охотно принимались повсюду по курсу черного рынка (около 200 кьят), в то время как официальный курс доллара отличался раз в шестьдесят (менее 5 кьят). Сертификаты приравнивались к долларам. Специальные валютные магазиты (типа нашей «берёзки») предназначались для покупки «импортных» товаров весьма ограниченного ассортимента — тех немногих иностранных фирм, которые, видимо, смогли путем личных контактов, утвердить свою монополию в Бирме. Жители Бирмы были полностью уверены, что все иностранцы употребляют пиво, виски и сигареты именно тех трех-четырех сортов, которыми были заполнены валютные магазины.
Так как Бирма практически полностью изолирована от мира, импортные товары почти отсутствуют в местных магазинах, и, например, бытовые электроприборы, радиотехника и многое другое для населения труднодоступны. Магазины заполнены низкокачественной местной продукцией, цены на которую также весьма низкие по причине ажиотажного спроса на доллары — как в родном Советском Союзе в конце 80-х годов !
Как естественно ожидать, люди в большинстве своем уже давно смирились с военным произволом и воспринимают то, что происходит в стране, как маразм, которого невозможно избежать. Повсюду я слышал немало иронических замечаний по поводу военного правительства. Несмотря на ограничения в общении с иностранцами, люди испытывают к иностранным гостям живой интерес, и жадно вбирают информаци о жизни за кордоном. Значительное количество предписаний и запретов, особенно связанных с торговлей, просто игнорируется. Государственные служащие как правило крайне ленивы и работают через пень-колоду. Все надеются на новые выборы, на включение страны в АСЕАН, на открытие университетов и на прекращение изоляции страны. «Перестройка» у Бирмы еще впереди !

Буддизм Теравады

Буддизм пришел на территорию Бирмы чуть ли не с самим Буддой, и по традиции считается что золотая статуя Махамуни в Мандалае была слеплена с Будды лично при его жизни и освящена его аурой. Этого Будду бирманцы транспортировали в Мандалай после разгрома Араканского царства в 1784 году, распилив на три части. Повсюду в Бирме в течении многих веков возводились многочисленные золотые пагоды — храмы и ступы. Так как строительство новой пагоды по традиции считалось значительно большей заслугой с точки зрения получения хороших следующих рождений, чем ремонт старой, часто вместо ремонта разрушенных пагод предпочитали строить новые. Считается, что только в Пагане построено несколько миллионов пагод, фактически в хорошем состоянии находится несколько тысяч.
Возведение пагод считалось святым делом, а земная жизнь была не так важна — даже королевский дворец в Пагане был деревянный, а большинство населения ютилось в примитивных хижинах. Огромное количество средств тратилось (и тратится по сей день) на строительство и поддержку пагод, в то время как мирские интересы всегда отодвигали. Принято украшать пагоды и статуи листьями сусального золота, и даже бедные семьи всегда находят средства на покупку золотых листьев и их жертвования.
Монастырей в Бирме несчитанное количество. Многие уходят в монастырь на сравнительно короткий срок, даже на неделю, нередко в монастырях проводят отпуск. Директора, начальники и менеджеры отдыхают в монастырях, чтобы снять с себя стрессы. Лишь небольшая часть монахов уходит в монастыри пожизненно. Среди монахов немало образованных людей, особенно после закрытия университетов многие бывшие студенты и преподаватели ушли в монастыри. Поэтому в монастырях несложно встретить людей, говорящих хорошо по- английски. Иногда, когда я в монастырях пытался задавать монахам вопросы о буддизме, мне мои спутники объясняли, что это — не те монахи, у которых можно что-то выяснить, а «отдыхающие», а «настоящие» монахи — другие.
По всей Бирме разбросаны монастыри и медитационные центры, и для иностранцев нет особых проблем найти медитационный центр, в котором монахи говорят по-английски, и пройти там курс медитации той протяженности, на сколько хватает отпуска или визы.
Монахи повсюду очень почитаемы. Согласно распорядку монастырей, монах не имеет право владеть никакой собственностью, кроме одежды, предметов личной гигиены, зонта и чаши для подояний. Монах не имеет права прикасаться к деньгам и владеть деньгами. Пожертвования для монастырей делаются в специальные ящики для пожертвований, и никогда не передаются монахам лично. Женщины не имеют право касаться монахов, и вступать с ними в контакты.
Рано утром, около пяти часов, все монахи выходят со своими чашами на улицы для сбора жертвенной еды. Обычно им не приходится, подобно нищим, выпрашивать подаяния — как правило монахи закреплены за определенными семьями, которые их кормят завтраком и наполняют их чаши рисом и продуктами. Голодать монахам не приходится — обычно в монастырях скапливается достаточно пищи хорошего качества.
Питаться монахам положено только до полудня, всю вторую половину дня можно только пить воду или соки. Сон у монахов короткий — около четырех часов в сутки, но образ жизни в монастыре позволяет без особых сложностей переносить такой ритм. Обучающиеся в медитационном центре регулярно обсуждают ход своих медитаций как с учителями, так и между собой, и слушают индивидуальные наставления учителей.
В отличии от индийской йоги, практики медитации випассана ставят своей целью не достижение наслаждения, а установление контроля над сознанием путем наблюдения за внутренними процессами, дыханием и органами чувств. Галлюцинации, видения, «выходы в астрал» не считаются целью. Любые психотропные средства, алкоголь и наркотики строго запрещены. Глубокие состояния просветления, которые удается достичь в процессе медитаций, открывают внутреннюю мудрость, проясняют структуру сознания и его безграничные возможности, делают сознание непривязанным к материальным объектам и к кармическим силам. О практике випассаны имеется немало литературы, и лучше просить разъяснений непосредственно у учителей.
Женские монастыри живут в Бирме по другому распорядку. Женщины часто уходят в монастырь пожизненно. Они просят подаяние на улицах (они могут брать деньги), и в благодарность за подаяние исполняют молитвы. Монахини ходят в розовых одеждах, бреют голову как и мужчины, и закрывают головы сложенной несколько раз красной тканью.
В свободное время бирманцы посещают многочисленные пагоды — ступа и храмы. На территории пагод и вокруг них необходимо ходить босиком, поэтому пагоды постоянно и тщательно подметаются. Часто ступы стоят высоко на горе, и крытые лестничные галлереи с сотнями или даже тысячами ступеней поднимаются к ним с четырех разных сторон. Храмы нередко бывают симметричной формы с алтарем (Буддой) в каждом из четырех крыльев. Посетители приходят к пагодам индивидуально и подолгу сидят в медитациях. У наиболее популярных пагод имеются «места исполнения желаний», куда часто приходят бирманцы.
Пагоды окружают будды, соответствующие разным дням недели — сидящий Будда, стоящий Будда, лежащий Будда. Поклоняясь Будде своего дня недели, ему дарят цветы и обливают его водой от жары. Храмовые комплексы состоят из множества павильонов, построенных в разные века.
Для приема пожертвований нередко жертвенную чаше ставят далеко, или приводят в движение (на карусели или на механическом ковчеге), и посетители должны добросить деньги до жертвенной чаши и попасть в нее точно — тогда у них больше шансов, что их желания исполнятся. На подобных жертвенников часто упражняются дети, бросая в чашу мелкие монетки.
Помимо классического буддизма теравады параллельно существует вера в природных духов — натов. Время от времени короли или правительства пытаются запретить или ограничить культ натов, но безуспешно. Король натов, Таджьямин, по преданию получал Учение лично от Будды. Шаманские ритуалы, связанные с культом натов, медиумические состояния одержимости натами — явления в Бирме достаточно обычные. Праздники (пве), посвященные натам, нередко сопровождаются пьянством и употреблением наркотиков. Состояния опьянения также считаются влиянием натов и приближением к миру натов. Многие крупные праздники бывают очень шумными, и заканчиваются бурными драками.
Бирманцы очень охотно рассказывают о буддизме, но иногда несколько стыдятся своего культа натов, и для того, чтобы услышать о натах, надо создать доверительную, интимную обстановку. Так как целью своего путешествия я считал знакомство с буддизмом, бирманцы, с коротыми я беседовал, проблемы натов обычно умалчивали, и мне не удалось собрать на эту тему существенной информации, как не удалось посетить праздники Натов и знаменитую мистическую гору Попа в окрестностях Пагана.

Рангун (Янгон)- образцовый коммунистический город

В Рангунском аэропорту, после того, как я прошел утомительную процедуру полицейского контроля, меня встретил Вунна — молодой высокий парень с бегающими глазами, одетый не в лоунджи (традиционная мужская юбка), а в европейский костюм. Он говорил на плохом английском с тяжелым акцентом. Сразу же после приветствий он сказал, что у него ко мне — серьезный вопрос, и отвел меня вглубь аэропорта, где нас никто не мог подслушать. Вопрос заключался в том, что фирма предлагала мне помимо стоимости тура оплатить дополнительно питание и услуги гида (о чем не было сказано в проспектах, и что представлялось мне автоматическим), при этом мне предстояло выложить дополнительно весьма кругленькую сумму. Это был откровенный и бессовестный шантаж. Не имея никакого опыта пребывания в стране с жесткой полицейской диктатурой и с отсутствием санитарной традиции очищения воды (в отличии от Таиланда), я хорошо рисковал испортить себе и так уж не дешевую поездку, в которой я серьезно надеялся на помощь фирмы. Мне ничего не оставалось делать, как выложить соответствующую сумму денег. В утешение, директор фирмы мне обещал, что мне больше не придется платить ни за какие дополнительные услуги. Для тех, кто собирается посетить Бирму самостоятельно, я не рекомендую покупать пакетные туры — я выяснил, что в Бирме достаточно много людей, хорошо говорящих по-английски (значительно лучше моего гида), и остановка в гостиницах, питание в ресторанах и поездки на такси в соответствии с путеводителем оказывается значительно дешевле и эффективнее.
По-видимому мой гид был одновременно и охранником — он очень тщательно следил, чтобы со мной не заводили контактов случайные прохожие, и даже шоферы, которые нередко говорили по-английски лучше него. Мне это очень напоминало приставленных к иностранцам в Советском Союзе КГБ-шников, обладавших неписанным правом общаться с иностранцами и следить за их контактами. Впрочем, фирма мне помогла в организации нескольких встреч и бесед по специальным темам, хотя и не в таком объеме, как я хотел. Вунна не мог быть переводчиком, поэтому он находил людей, хорошо владеющих английским языком, разговаривать с которыми мне было легко и приятно. Вунна также не носил моих вещей и не позволял их носить мне — согласно субординации, этим занимались шоферы или слуги в гостиницах.
Интуристовский отель, в который меня отвезли, выглядел снаружи весьма шикарно, но все номера в нем были закрытыми боксами без окон. В номере стоял телевизор (в котором кроме бирманских программ было даже СNN), телефон с бешеным международным тарифом (по которому, впрочем, все равно нельзя было дозвониться), и холодильник с напитками.
Рангун — город огромный и разбросанный. В центре города стоят колониальные английские дома и правильная прямоугольная сеть однообразных улиц.
Огромная золотая ступа Шве Дагон между центром города и гостиницей возвышается над городом. Вокруг ступы — храмовый комплекс из нескольких десятков павильонов. Для иностранцев оборудован специальный лифт, чтобы не подниматься на пагоду по сотням ступеней. Вокруг ступы гуляют сотни бирманцев в лучшей одежде. В павильонах — также святилища натов. Много людей медитируют у места исполнения желаний. По периметру пагода разделена на 8 частей, соответствующих 8 светилам и 8 дням недели (среда делится на две части). В одном из павильонов висит колокол, который англичане, пытаясь увести, утопили в реке, а бирманские инженеры вытащили из ила и поставили обратно. Из громкоговорителя доносятся строки молитв. Потоки людей вокруг ступы создают общее ощущение праздника и включения в общий поток мироздания. В основании ступы хранятся 8 волос Будды. Когда я был у ступы, ко мне подошел монский монах и дал мне листки на монском и английском языке с подробным описанием истории пагоды Шве Дагон во времена Монского царства и информацией о Монской культуре и ее подавлении бирманцами.
Напротив Шве Дагона — еще одна такого же размера пагода, которая посещается значительно хуже, потому что ее возвел в 1980 году нечестивый генерал Не Вин.
Пагода Суле в самом центре города на перекрестке главных улиц и хранит волос Будды. У пагоды Суле приносят цветы буддам дней недели и поливают их водой.
В комплексе Ботатаунг вокруг пагоды построен зеркальный лабиринт с золотыми реликвиями короля Мигдона.
Храм Каба Айе была построена к 6-му буддийскому Синоду в 1954-1956. Вокруг храма стоят будды из всех буддийских стран мира.
Огромный лежащий Будда находится в павильоне Чауктатджи. На ступнях — рисунок «следа» Будды, по которому астрологи определили его будущее.
В Рангуне я посетил синагогу, основанную еще во время английского владычества. Большинство еврейских семей давно покинули, и синагога обслуживает преимущественно посольства и иностранцев.
В медитационном центре я долго разговаривал с молодым монахом, ушедшим в монастырь после Университета, который разъяснял мне особенности Теравады и основы медитации. В Рангуне много медитационных центров, наиболее известные из них — центры по изучению практики сатипаттана випассана. Наиболее известные школы медитаций ведутся от учителей Махаси Саядо, У Ба Кин и Могок Саядо. Центры преимущественно работают для самих бирманцев, но берут на обучение и иностранцев. Желающие учиться, должны списаться с медитационными центрами и получить соответствующие приглашения.

Паган (Баган)- заброшенный город призраков
Паган — город двух миллионов храмов

Город Паган как таковой не существует — есть только аэропорт Баган, нессколько деревень вокруг (Ньяунг У, Веткьи Ин, Мьинкаба, Старый Баган) и огромная археологическая зона с разбросанными тысячами больших и маленьких пагод. Наиболее значимые пагоды — такие как Шве Зигон и Локананда Кьяунг, хранящие зубы Будды, покрыты золотом, подходы к ним заасфальтированы, и вокруг построено множество павильонов. Большинство пагод из красного и белого камня и не покрыты золотом. Многие пагоды очень посещаемы и на входе стоят торговцы, а мальчишки с фонарями помогают пролезть по лестницам на верхние ярусы и освещают корридоры. Более ушлые мальчишки пытаются продать иностранцам какие-то поделки, рекламируя их зловещим шепотом «теракота…» .Менее значимые пагоды также охраняются и раставрируются. В одном из храмов я видел доску, напоминающую, что здесь один немецкой профессор пытался отодрать фрески и был арестован полицией. В удалении стоит много совсем маленьких пагод, некоторые из них разрушены. Местами между храмами — выжженная пустыня, местами — одиноко стоящие пальмы, местами — зеленые заросли…
По своейму назначению выделяются храмы — обычно симметричной формы с четырьмя алтарями и статуями будды в каждом направлении горизонта, ступы со святыми реликвиями и пещеры (губьяукжи) — храмы с лабиринтом корридоров, разрисованных фресками. Более старые фрески двухцветны, поздние фрески многоцветны, изображения часто совершенно фантастические и сюрреалистические. Можно неделями переходить от храма к храму, медитировать перед алтарями, залезать на верхие ярусы по крутым ступеням и через внутренние темные лестницы, любоваться закатом со специальных смотровых площадок на вершинах храмов. Огромный брошенный город, в котором многие столетия обитали призраки, жители которого тратили все свои силы на строительство храмов и не думали о своих собственных жилищах. Иностранных туристов в Пагане немного — зато огромное количество паломников из разных концов Бирмы. Уже в Пагане ощущается бирманская глубинка — мало автомобилей, и основной вид передвижения — извозчики с лошадьми. Директор гостиницы, в которой я останавливался, помнил еще как в Пагане работала группа советских инженеров, и знал немало русских слов.

В храмах и пещерах Пагана

Один из храмов был излюбленным местом исполнения желаний для высших правительственных генералов, и охранялся войсками. Очень знаменательные храмы стояли на юге комплекса — храмы, построенные пленным монским царем Манухой, в котором в узком помещении стояли сдавленные и сжатые со всех сторон Будды — так хотел царь Мануха выразить свое отношение к плену.
Третий король Пагана Алаунгситу построил великолепный храм с нишами для медитации с видом на другие храмы. Он важдое утро в одно и то же время медитировал перед нишей, пока не был убит во время медитации своим собственным сыном, завладевшим после него троном.
Таких крупных заброшенных храмовых комплексов как в Пагане, не так уж много — это Борободур в Индонезии и Ангкор в Камбодже.

Вокруг Мандалайского кремля

Мандалай — огромный хаотический город, расположившийся вокруг Кремля. Кремлевская стена построена в 1857 году королем Миндоном, кремль представляет собой правильный квадрат со стороной чуть меньше двух километров. Стена окружена широким каналом с водой, через который имеются 4 моста с каждой стороны Кремля. Дворец сильно пострадал во время бомбардировок англичанами и японцами. Мандалай — очень разбросан, и большой интерес представляют собой древние столицы Ава и Анарапура в окрестности Мандалая, а также много маленьких городков и монастырей. За время моего короткого пребывания в Мандалае я провел несколько длительных бесед с профессором Буддийского Университета У Хтай Аунг и не успел осмотреть всех окрестностей.
Профессор У Хтай Аунг во время войны провел несколько лет в монастыре, затем учился в США, и, вернувшись в Бирму, стал преподавать в Университете, организуя курсы для монахов. Его отец — известный буддийский ученый, специалист по абхидхарме (буддийской психологии). Профессор У Хтай Аунг сейчас ведет семинары с высшими монахами, в которых разбирает открытия современной физики с буддийских позиций. Наши беседы касались преимущественно абхидхармы и искусственного интеллекта.
Над Мандалаем возвышается огромная гора, на которой расположен храмовый комплекс. Огромный Будда указывает вниз на Мандалай, где он предвидел строительство нового города. От храмового комплевса спускаются вниз крытые лестничные галлереи с тысячами ступеней. В лесах вокруг находятся монастыри.
У северо-восточного угла кремля находится комплекс Кутодав Пайя с 729 каменными павильонами, в каждом из которых — по одной «странице». Из всех страниц складывается полный текси Трипитаки на языке Пали. Для чтения такой огромной книги требуется непрерывно 450 дней. В 1900 году текст с камней был напечатан на бумаге, получилось 38 томов по 400 страниц.
Рядом с Кутодав Пайя стоит комплекс Садамани Пая также с каменными страницами, но комментариев и переводов Трипитаки на бирманском языке. Вокруг расположено несколько значительных буддийских монастырей.
К юго-западу от города находится самый знаменитый храм Махамуни с Буддой, транспортированным в 1784 году из покоренного Араканского царства вместе с бронзовыми фигурами львов и слонов. Считается что сам Будда Сакьямуни присутствовал при строительстве этой статуи и освещал ее своей аурой. Скуптики считают, что статуя построена через 100-200 лет после Будды. Посетители покрывают Будду золотыми листьями, и сейчас слой золотых листьев — около 15 см. Лицо Будды специально защищено стеклом.
В Мандалае имеется большой китайский квартал с ночным базаром, который очень оживлен.
Окрестности Мандалая очень впечатляющие. Мне удалось перейти через длинный деревянный мост в Амарапуру и прокатиться на катере по Иравади в Мингун.
Король Бодопайа в 1790 году начал в Мингуне строить самую большую в мире ступу. За 30 лет ему удалось возвести только основание ступы. Если бы он ее достроил, она должна была быть высотой 150 метров. После смерти короля его наследники не решились продолжить строительство, а вскоре землетрясение разворотило гигантское сооружение, которое напоминает недостроенную Вавилонскую башню. Перед ступой — два огромных льва, которых также повредило землетрясение.

Недостроенная «Вавилонская Башня» в Мингуне

Еще в Мингуне имеется «Царь-колокол» размером почти с московский (он весит 90 тонн), но, в отличии от московского, он звонит. Можно войти во внутрь колокола и ударить по нему колотушкой изнутри. По мингуну и окрестностям путешествуют на телегах, запряженных быками. Вокруг «Вавилонской башни» — несколько изящных храмов и ступ.
Чуть дальше от Мандалая находтся еще несколько исторических городов, каждый непохожий друг на друга.
Мандалай оставляет впечатление столицы другого, закрытого для нас мира, живущего по другим правилам, и полностью изолированного от западной цивилизации.

Государство Шань

Мне довелось побывать только в «официальной» части государства Шань, контроллируемой правительственными войсками и разрешенной для посещения иностранцев. Независимость государства Шань была провозглашена опиумным королем Кун Са в начале 90-х годов (и еще несколько раз до этого), но в 1996 столица мятежников Хомонг был занят правительственными войсками, а Кун Са «арестован» и сослан в Рангун (где судя по слухам он живет не так уж плохо). Тем не менее положение на территории Шань остается очень не простым, и об этом я специально напигу в небольшом обзоре бирманской инсургенции.

Опиумный король Кун Са, провозгласивший в горах независимое государство Шань. Сейчас находится в Рангуне под условным арестом. За его голову американские и таиландские спецслужбы предлагают огромные деньги. Выступал с предложениями прекратить выращивание опиума в госуларстве Шань в обмен на расширенную экономическую помощь по переориентации хозяйства
Генерал Бо Мя, лидер непримиримой оппозиции (государства Карен). Стремится к отделению от Бирмы и строго запрещает торговлю наркотиками

От аэропорта Хехо до столицы государства Шань Таунджи мы ехали около 70 километров. Навстречу попадались колонны грузовиков с солдатами. По лицам солдат было видно, что они отправляются на боевую операцию. Хотя войска, некогда контроллируемые Кунса, договорились о перемирии с правительством, немало полевых командиров продолжали воевать, и значительные силы мятежников представлены Объединенной Армией государства Ва (это часть области Шан). Сейчас проблема правительства состоит в освобождении дорог, соединяющих Бирму с Китаем, от мятежников, постоянно требующих от транспортов «защитных» денег. Фактически орудующие в государстве Шань различные армии не подчиняются правительству, занимаются охраной опиумных караванов и «охраной» (и соответствующим вымогательством) транспортных колонн в Китай и Таиланд. Полное разрешение Шаньского вопроса представляется крайне затруднительным не по причине силы мятежников, а по причине также предполагаемого участия военного правительства в опиумных доходах, что маскируется якобы войной.
Шаньцы — это объединение многочисленных горных народов с различными обычаями. Типичные шаньцы — низкорослые, крепкие. Язык шаньцев близок к лаосскому. Государство Шань существовало в горах много сотен лет и во времена британского владычества пользовалось большой автономией и практически служила буффером между британскими колониями и Китаем (англичане всегда стремились окружать свои колонии буфферными государствами для большей стабильности). Шаньцы — последовательные буддисты, и в государстве Шань огромное количество буддийских монастырей и мест паломничества.
В придорожной деревне я попал на праздник (пве), посвященный отправлению пятнадцати детей в моначтырь. На праздник пригласили жителей всех соседних деревень , построили временную ночлежку и столовую для питания такого огромного количества народа. Представление с музыкантами, песнями и угощениями длилось много часов.
Бирманская музыка основана на пентатонике, и для привыкших слушать европейскую музыку, кажется сплошной какофонией. Некоторая привычка позволяет, однако, уловить в этой музыке свои внутренние законы. Похожие музыкальные стили существуют также в Китае и Таиланде. Танцовщицы чрезвычайно пластичны и элегантны, и «заколдовывают» зрителей своими гибкими движениями.
Подъезжая к Таунджи, я видел многочисленные военные городки, очень похожие на советские — с ровненькими клумбами и газонами, кирпичными бараками, тренажерами и памятниками Аунг Сену.
В Таунджи я обнаружил, что я — единственный европеец в городе. Гостиница, предназначенная для иностранцев, была абсолютно пустой. Я ненашутку перепугался — неужули вокруг идет затяжная гражданская война, а я об этом ничего не знаю ? Гуляя по городу, я также не видел ни одного европейца и ни одного туриста. В Таунжи много мечетей, там живут также мусульмане, которых немало в Гималаях начиная от Пакистана и Кашмира и далее до Бирмы, также пенджабцы и сикхи. Таунджи известно своим черным рынком, на коорый свозят товары (и строго запрещенные наркотики) со всех районов, контроллируемых мятежниками.
Вокруг Таунджи я посетил несколько буддийских монастырей с «местами исполнения желаний» и с живописными видами на горы вокруг. Таунджи находится на высоте около 1500 метров, и там не так жарко, как в Пагане или Мандалае. К сожалению, в отличии от Мандалая или Пагана, в Таунджи мало кто говорит по- английски. Армии мятежников скрываются в горах буквально в нескольких километрах от Таунджи, но сам город укреплен настолько сильно, что мятежники даже не пытаются его атаковать.
Утром мы отправились на озеро Инле — «болотную Венецию».
По дороге находился очень живописный рынок Мингала, где моджно было встретить представителей самцх разных горных народов.
В деревнях в районе Инле — большие заводи, в которых плюхаются водные буйволы, огромные, как бегемоты, но миролюбивые и безобидные.
Проехав поперек всего озера длинной более 20 км на моторной лодке, мы попали наконец в конгломерат болотных деревень, расположенных вдоль каналов с сообщением только по воде. Мы проплывали мимо плавучих огородов (которые прикрепляли ко дну шестами), многоэтажных деревянных домов и дворцов, храмовых центров и плавучих монастырей. В глубине находится огромный храмовый комплекс Пхаунг До У Куанг с золотыми буддами и общирным шопинг-центром.
В плавающем деревянном монастыре Нга Пхе Кьяунг у деревни Йвама монахи дрессируют кошек, которые прыгают через обручи. Мне удалось поговорить с монахами, которые угостили нас чаем и фруктами.

Пещера тысячи Будд в Пиндая (область Шань)

На следующий день мы поехали в Пиндая, где расположена пещера с 8094 буддами. Шаньцы, опасаясь вторжения бирманской армии, собрали всех будд в этой пещере.
К пещере поднимаются также крытые лестничные галлереи со всех сторон. Перед входом в пещеру — деревянный павильон, украшенный астрологическими мандалами. При входе в пещеру — золотая ступа и множество золотых будд вокруг. В следующем зале — лабиринт между тысячами каменных будд, в котором много уединенных мест для медитиции. Глубже идет вереница залов со сталактитами и пещерными озерами, и подсвеченными буддийскими алтарями. Пещеры в Пиндая — место паломничества бирманцев.
Вокруг Пиндая имеются еще несколько пещер и пещерных храмов, которые мне не удалось посетить.

Заключение

Бирма оказалась изолированной страной с добродушными, мягкими и общительными людьми, которые, подобно жителям бывшего Советского Союза, испытывают живой интерес к гостям из далеких стран, имея весьма ограниченные возможности получения информации о событиях в мире. Местами кажется, что попал в прошлый век, а местами — что в 60-ые годы. Бирманцы настолько заботливо и ревностно относятся к своей культуре, к буддийским монастырям и храмовым центрам, что можно наблюдать жизнь буддийской общины в чистом виде, как это происходило много сотен лет назад. Бирманцам еще предстоит «перестройка», внедрение «рыночной экономики» всвязи со вступлением в АСЕАН, активизация туризма и иностранного капитала, когда страна начнет открываться.
Спешите посетить Бирму, пока жажда наживы и деятельность «новых бирманцев» после грядущей «перестройки» не успеют поставить Бирманскую культуру на службу коммерции, как это было в Таиланде!

Источник: http://www.strannik.de/travel/burma.htm

Читайте также: