Трудности перевода

Оценить запись

z_ba48e440_cr

— Хуа Лампон, — сказал я таксисту.
— Хуа Лам… пон? — неуверенно переспросил он.
— Йес, Хуа Лампон. — повторил я.

Таксист взмахом руки пригласил садиться, хотя вид у него был слегка озадаченный. Дождавшись, когда я поудобнее сяду, и мне будет лень вылезать, он озвучил цену:

— 200 бат.
— Таксиметер. — парировал я, показывая пальцем на счётчик.

Такси в Бангкоке — очень дешёвый вид транспорта, можно им пользоваться без особого ущерба для кармана, особенно по сравнению с туристическими местами типа Пхукета, где легко могут содрать с туриста 500 бат за десятиминутную поездку до соседнего пляжа. В Бангкоке же можно легко прокатиться за 60-80 бат на приличную дистанцию, но при одном условии: если ехать по счётчику. Разумеется, таксисты любят срубить с фарангов левого бабла, назначая собственную цену и никак не отчитываясь за поезду перед компанией. Кто-то не знает про счётчики и платит, сколько скажут, кому-то просто неудобно торговаться, и проще заплатить лишнего, чем спорить, а я же всегда напоминаю таксистам про это чудесное устройство в их машинах, которое сразу же снижает стоимость поездки в два-три раза. Иногда попадаются такие, которые отказываются везти фаранга по счётчику, но таксистов полно, так что найти другого не проблема. А уж если ты уже сел в машину, то выгонять тебя уже как-то неудобно, поэтому я сперва сажусь, а потом уже напоминаю про таксиметер. Так случилось и в этот раз: поморщившись, таксист нажал на кнопку и на табло загорелось 30 — плата за посадку.

— Хуа Лампон? — ещё раз уточнил он, готовясь к развороту, но как будто сомневаясь, требуется ли он.
— Хуа Лампон. — подтвердил я.

Хуа Лампон — это название центральной железнодорожной станции Бангкока, ну и, разумеется, находящейся рядом станции метро. Все знают, что такое Хуа Лампон, и где он находится. Все, кроме попавшегося мне таксиста. Ситуация немного напоминала поиски памятника в «Джентельменах удачи».

— Хуа… Лам… пон? Ммм… Хуа Лампон… — повторял он, и периодически поглядывал на меня с недоверчивым видом, как будто я его разыгрываю, и вот-вот не сдержусь, рассмеюсь и наконец признаюсь, что нет никакого хуалампона, что мне на самом деле надо на одну из незасыпающих бангкокских улочек с барами и клубами, как и любому нормальному фарангу.

Увы, мне нужно было именно на ж/д вокзал Хуа Лампон. Нет, я не собирался садиться в поезд до Лаоса — хоть раньше такие планы и были, но устав от изучения новых азиатских стран, я отказался от этих планов, оставив Лаос до следующего раза, а в тот день у меня уже были куплены авиабилеты домой, и оставаться в Юго-Восточной Азии оставалось лишь пару последних деньков. А возле Хуа Лампон стоит гостиница The Train Inn, где я оставил на хранение свой объёмный чемодан, и именно к нему-то я и стремился, ну и заодно чтобы переночевать последние ночки в привычном месте.

Тем временем таксист воспользовался подсказкой «звонок другу». Долго что-то обсуждал, снова поглядывал на меня, переспрашивал — нет, не помогло. Тогда он подъехал к бордюру и остановился. Я уж было решил, что он сдался, и решил меня высадить, но нет — это он перешёл к подсказке «помощь зала». Подозвал стоящего на тротуаре коллегу и спросил у него дорогу, кивнув при этом в мою сторону. Разумеется, я не знаю точного содержания их беседы, но подозреваю, что что-то вроде: «Этот фаранг мне каким-то хуалампоном голову морочит». По лицу коллеги было видно, что тот тоже растерян. Они ещё о чём-то поговорили, пожимая плечами и отрицательно покачивая головами.

— Хуа Лампон. — вмешался я. — Трейн стейшн.

Таец помотал головой, и начал было уже отходить от машины, как вдруг развернулся, опять подскачил к окошку и сказал:

— Хуа Лампон.
— Аааа! Хуа Лампон! — засиял, заулыбался таксист. — Коп кун кап (спасибо большое)!
— Май пен рай (да без проблем), — кивнул наш невольный переводчик с тайского на тайский и отошёл.

Мы рванули с места.

— Хуа Лампон! — счастливо хохотал таксист.

Потом позвонил тому, с кем консультировался перед этим, и радостно доложил, что всё в порядке, он едет к Хуа Лампон, не переставая хохотать.

Конечно же, они произносили это чуть-чуть иначе, я это почувствовал, хотя, конечно, я не смогу объяснить, в чём именно состояло это отличие. Все гласные и согласные я назвал, ничего ни прибавил, ничего не пропустил, но сказал я их как-то иначе, не по-тайски, и это сыграло роль, потому что тайцы очень чувствительны к тонам, придыханиям и прочим нюансам произношения.

— Хуа Лампон. — показал мне таксист на здание.

Оно было совсем не похоже. Меня всё-таки неправильно поняли и привезли к какому-то другому хуалампону. Вместо красивого входа — какое-то грязное крыльцо с кучей людей, спящих на картонках, расстеленных на асфальте. Я начал возражать, что это не то место, что мне нужен большой вокзал, но таксист уверял, что всё верно, и это именно вокзал, и именно Хуа Лампон, и других хуалампонов тут нет. Я не поверил, и он проехал ещё чуть-чуть дальше, завернул за угол, и… я узнал вокзал! Оказывается, я просто не видел его раньше с этой стороны, а вот когда мы подъехали к центральному входу, сразу понял — это он.

— Хуа Лампон! — Хуа Лампон! — поздравили мы друг друга.

На счётчике было 65, и я округлил это до 80.

Источник: Inodum ( Даниил ).

Читайте также:

  • Егор

    Не спорю, тогда будет: ‘Хуа Лам ПонГ’, могу и ошибаться конечно.